“Три корочки” – пошаговый рецепт с фото – для духовки

«И три корочки хлеба» Что можно приготовить из сухарей?

На любой кухне всегда образуются какие-то остатки – не съеденный вовремя хлеб, подсохший кусочек сыра, огрызок копченой колбасы, который уже не берут не только зубы, но и нож, пара сосисок, которых все равно не хватит на всех… Все это еще вполне съедобное, но… доедать, увы, уже как-то не хочется. Кстати, по подсчетам специалистов, население развитых стран выбрасывает на помойки почти треть купленных продуктов.

Давайте попробуем этого избежать. Начнем с хлеба. Помню, еще в молодости я обожала читать журналы с полезными советами. Однажды мне попался совет, как сэкономить на приготовлении торта из сухого хлеба. Начинался он с того, что на стакан сухарей нужно было взять 8 яиц… Классическая «каша из топора»! Дальше читать я не стала.

Приведенные ниже рецепты – это действительно блюда из сухого хлеба с относительно небольшими добавками. Большая часть из них давно заняла достойное место в моей кулинарной деятельности. Они не только дешевы, вкусны, но и, что особенно важно для занятой женщины, нетрудоемки. Попробуем приготовить полный обед.

«Бедные рыцари»

Это старинное блюдо известно также как «французские гренки». По легенде, к одному рыцарю, у которого чести было гораздо больше, чем денег, неожиданно заехал король. В хозяйстве рыцаря в наличии оказались только подсохший хлеб, молоко и яйца, и для короля были приготовлены необыкновенно вкусные гренки.

«Бедные рыцари» могут готовиться в сладком (в молоко добавляют сахар или мед по вкусу), обычном или же пикантном (с добавкой в молоко соли, чеснока и перца) вариантах.

Состав: хлеб, нарезанный ломтиками, молоко, яйца (чем больше яиц, тем вкуснее, но минимум 1 яйцо на стакан молока), масло для жарки.

Приготовление. Растереть яйца до пушистой массы, влить молоко и тщательно размешать. Хлеб обмакивать в молочную смесь и жарить с обеих сторон до румяной корочки.

Чешские кнедлики с сухарями

Состав: сухой хлеб – 150 г, мука – 400 г, сало или копченая грудинка – 100 г, 1 яйцо, дрожжи – 0,5 пакетика (или 10 г свежих), молоко – 1 стакан.

Приготовление. Хлеб нарезать мелкими кубиками, подрумянить в духовке или на сухой сковороде. Грудинку нарезать мелкими кубиками, обжарить до розового цвета (по желанию к ней можно добавить мелко нарезанную луковицу). Из части муки, молока и дрожжей поставить опару. Когда она начнет пузыриться, добавить яйцо, сухари и грудинку, размешать, высыпать оставшуюся муку и замесить тесто, которое должно быть немного текучим. Вскипятить воду, посолить. Добавить 1 лавровый лист. Двумя ложками формировать из теста небольшие клецки и опускать в кипящую воду. После того как они всплывут, варить 3–4 минуты. Подавать с острыми соусами, кетчупом или салатом.

Пирожные «Баядерки»

Лучше всего готовить их из подсохших сладких булочек или прочей сдобы.

Состав: подсохший хлеб – 500 г, масло – 2 ст. л., мука – 2 ст. л., молоко – 1,5 стакана, растворимый кофе – 1 ст. л., сахар – 2 ст. л., шоколад или готовая шоколадная глазурь – 100 г, изюм, орехи, цукаты – по вкусу, ромовая эссенция для отдушки (можно заменить 1–2 ст. л. рома или коньяка).

Приготовление. Муку поджарить на масле до золотистого цвета, развести молоком, добавить сахар и прогреть до загустения. Остудить. Выложить в крем натертые на терке сухари, ромовую эссенцию, кофе, изюм, цукаты и орехи. Скатать из массы валик, нарезать его ломтиками. Дать постоять в холодильнике, чтобы пирожные стали плотнее, после чего покрыть их глазурью или растопленным шоколадом.

Сухарные оладьи

Состав: хлебные крошки (сухой хлеб, натертый на терке) – 2 стакана, молоко – 1 стакан, 1 луковица, яйца – 2 шт., масло растительное – 1/3 стакана.

Приготовление. 1/3 хлеба подрумянить на сухой сковороде до золотистого цвета. Мелко нарезанный лук слегка обжарить в масле и вынуть, а масло оставить для жарки оладий. Необжаренные крошки залить молоком и дать набухнуть. Смешать размоченные и обжаренные крошки, лук и яйца, посолить массу по вкусу и жарить, как обычные оладьи. Подавать со сметаной или как гарнир к мясу или овощам.

Салат с гренками

Варьировать его можно до бесконечности. Главное, чтобы гренки были как можно мельче и добавлены в последнюю минуту перед подачей. Ведь раскисшие гренки способны испортить вкус даже самого изысканного блюда!

Состав: сыр белый – 50 г, помидор – 1 (крупный), ломтики белого хлеба – 2–3 шт., маслины без косточек – 1/3 стакана, растительное масло, соль – по вкусу, зелень укропа (можно петрушки, лука и др.). Сыр можно заменить крутыми яйцами, укроп – обычным салатом.

Приготовление. Помидор очистить от семян и нарезать небольшими кусочками. Сыр нарезать кубиками (если он очень соленый, предварительно вымочите его в воде). Добавить рубленую зелень вместе с маслинами. Ломтики хлеба нарезать кубиками и слегка подрумянить на сухой сковороде. Дать гренкам остыть и добавить их в салат. Заправить растительным маслом или смесью масла с уксусом. Можно приготовить соус из растертой с маслом горчицы.

Суп деревенский старопольский

Одним из традиционных блюд русской кухни, особенно в жару, была тюря. Современные люди уже давно забыли, что это такое. Сухари ломали, смешивали с рубленым луком, заливали водой, солили и сдабривали растительным маслом. Блюдо весьма нехитрое, но вкусное. Предлагаемый суп, по сути, вариация тюри.

Состав: ржаной хлеб – 300–400 г, сало или грудинка – 50 г, 1 луковица, зелень (зеленый лук, укроп, петрушка) – по вкусу, вода – 1 л.

Приготовление. Хлеб нарезать небольшими кубиками. Грудинку нарезать мелкими кубиками, вытопить жир. Добавить мелко нарезанный лук, обжарить до начала потемнения лука, добавить хлеб и жарить все вместе еще 2 минуты. Выложить хлеб в тарелки, густо посыпать нарезанной зеленью и залить крутым кипятком. Подавать немедленно.

Торт из бородинского хлеба с яблоками

Состав: крошки бородинского хлеба – 2 стакана (если есть только обычный черный хлеб, можно добавить в него корицу и немного больше сахара), сахар – 1 стакан, хорошо разваривающиеся яблоки (антоновка или летние сорта типа белого налива) – 2–3 шт.

Приготовление. Крошки смешать с сахаром (по желанию можно добавить 50 г сливочного масла). Высыпать половину в смазанную маслом сковороду, выложить сверху нарезанные яблоки, а потом – оставшиеся крошки. Плотно прижать. Выпекать в духовке при 180 °C 30–40 минут.

Три корочки хлеба

Конец Великого поста – время тяжкое. Особенно для священства. Много богослужений, приходские дела, организационные вопросы – всё сливается в один сплошной комок суеты, напряжения, недосыпания и усталости. И если бы не благодатная помощь Божия, которую на себе в трудную минуту ощущает каждый христианин, то никто из духовенства не выдержал бы этой нагрузки. У мирян всё тоже не проще. Предпраздничная уборка, готовка: она даже в минимальном варианте всё равно отнимает время и силы; важнейшие службы в храме, которые не хочется пропускать, да и работу не бросишь…

Лучше на Пасху ограничиться бутербродами, чем сидеть за роскошным столом и ощущать в сердце пустоту загнанного зверя

Зная всё это, я нередко говорю с амвона, что лучше на Пасху ограничиться бутербродами, но есть их в спокойствии духа и умиротворении, чем сидеть за роскошным столом и ощущать в сердце странную пустоту загнанного зверя. Поэтому все большие дела должны оканчиваться до Великого четверга. Должны… но почему-то никак не оканчиваются.

«Трапеза полна – насладитесь все», – зовет нас святитель Иоанн Златоуст. И мы все на нее приходим. Вот только вкушаем все по-разному.

Кажется, это прописные истины, но каждый раз переживаешь всё заново.

В чем заключается наслаждение «пиром веры»? Наверное, в теснейшем соединении с Господом Иисусом Христом, которое видимо совершается в таинстве Святого Причащения, а невидимо ощущается в сердце. И соединение это бывает ответом на индивидуальные усилия, которые каждый человек совершает ради Бога.

И когда на Пасху храм и площадка около храма наполняется толпой людей, ищущих вроде бы не соединения с Господом, а самого малого – освятить свои пасхальные приношения – ох, какое тогда искушение оттолкнуть их в своей «благочестивой ревности». «Захожане» – так с чьей-то легкой руки мы дружно зовем их. Мы терпеливо ждем, пока их духовные нужды иссякнут, где-то к часу ночи толпа разойдется, и община в своем постоянном составе вознесет молитву Господу и Творцу всяческих. Мы, пастыри, с амвона ревностно обращаемся к ним, призываем их увидеть в Церкви не только «кооператив» по освящению вербы или куличей, а «полную трапезу», на которой преподается истинный Хлеб Жизни… Я и сам не раз это делал. И это правильно, мы ведь поем в Вербное воскресение: «И мы, яко отроцы, победы знамения носяще, Тебе Победителю смерти вопием: “Осанна в Вышних, благословен Грядый во имя Господне”»… То есть ваия, или верба в наших широтах, – это не что иное, как знамение победы. Знамение – это не значок какой-нибудь, а боевой стяг, – поэтому мы его и освящаем, как воинское знамя. Кто может носить знамя? Тот, кто участвовал в войне. Кто боролся, а не «косил» от призыва. А тут приходит какой-нибудь дядька, который за весь пост лба не перекрестил, – и туда же: знамение победы нести! Это то же самое, что доверить нести полковой флаг какому-нибудь красавчику из глубокого тыла, который не только канонады не слыхал, но кому вообще до лампочки была вся война…

Такой же непростой смысл и в освящении «брашна мяс» на Пасху. Христианин весь пост не вкушал скоромного, подвизался вместе с Церковью, и вот в конце поста он просит у Господа позволения разрешить пост, благополучно окончить телесное воздержание, чтобы вкушение скоромного было «благословенным». И тут же рядом с ним человек, который не то чтобы не мог, но даже и не хотел утеснять свое чрево, для которого поста как бы и не было, – и он тоже стоит и просит благословения на вкушение скоромного. Логика, где ты?

Некоторые «захожане» показывают своим видом: «Давай, поп, заканчивай лекцию и начинай свое дело!»

Всё это меня всегда возмущало до глубины души. И если первое время я пытался объяснить всем второстепенность одного и важность другого, то со временем, натыкаясь на недоуменные взгляды, мои руки всё более опускались. Бывает, некоторые мои «захожане» стоят и показывают своим видом: «Давай, поп, заканчивай лекцию и начинай свое дело!» И начинаешь…

Но сегодня мне стало так жаль моих бедных «захожан». «Трапеза» ведь полна и «телец упитан» – неужели лишь малое стадо его отведает? Почему-то мне вспомнился детский фильм «Буратино»: помните сцену в таверне? Базилио и Алиса заказали целую кучу разнообразных яств, но глупенький Буратино берет себе только три корочки хлеба.

Так и мы приходим в храм, где Господь желает теснейшим образом соединиться с каждым из нас, и каждый по мере своей веры причащается Божественной благодати, которая дает ему в праздник истинное наслаждение. И чем меньше времени в храме мы проводим в эти святые дни, чем меньше отдаемся Богу в молитве, чем меньше работаем Ему – тем меньший кусок нам достается на этом пире.

И вот люди приходят, иногда и не заходя в храм, только чтобы получить освящение своих приношений и даже не узнать: а что же там, внутри (не только храма, но и православной веры)? Они толкутся в прихожей шикарного бесплатного ресторана, чуют носом запах прекрасных и диковинных блюд и не хотят войти и насытиться неизреченных благ. И всё, что они себе оставляют в снедь, – только буратиновские три корочки хлеба…

Как-то на Страстной неделе случилось мне ехать из районного центра в свою деревню. По дороге подобрал знакомую, уже немолодую женщину из деревни моего прихода. Она спросила у меня, приеду ли я в этом году освящать их пасхи. Дело в том, что многие села достаточно удалены от населенного пункта с храмом, и пожилым немощным людям затруднительно попасть на богослужение. Поэтому периодически я их навещаю: чтобы пособоровать, исповедовать, причастить, отслужить молебен или панихиду. В числе всего прочего я также освящаю в Великую субботу их пасхальные «брашна». Даже такая краткая молитва зажигает их лица пасхальной радостью, ведь большая часть из них с трудом может дойти от своего дома до середины деревни, где установлен крест, не говоря уже о поездке в церковь. Однако на эти молебны стало всё больше приходить и таких людей, которым не составляет большого труда добраться до храма и помолиться на службе. И для них моя вынужденная мера стала лишь возможностью легкого решения одной предпасхальной «проблемы». Как раз такая женщина и подсела в мою машину.

Женщина поделилась своими мыслями: А я думаю, чем стоять всю ночь на Пасху, лучше днем освятить яйца, да и всё

Узнав, что в этом году всё будет, как обычно, она немного помолчала и поделилась со мной своими мыслями:

– А я думаю, батюшка, чем стоять всю ночь (то есть на Пасху), так лучше вот так днем освятить яйца, да и всё.

«Далее всё было, как взрыв гранаты», – так, помнится, писал Эдуард Асадов. Вообще высказывания в таком духе, которые в богословском осмыслении можно приравнять только к кощунству, всегда вызывают у меня бурю в душе. В моей южной крови сразу включается память предков, я хватаюсь за словесный кинжал и начинаю рубить во все стороны. В подобной ситуации всё, что меня может удержать, – это понимание, что такое высказывание спровоцировано банальным невежеством, а не хамством. Я уже знал свою пассажирку не первый день, это ее и спасло от «праведного» гнева. Я лишь глухо прорычал ей в ответ:

Читайте также:  Сэндвичи с мясом - пошаговый рецепт с фото. Как приготовить

И больше ничего не сказал. Я ехал и думал: все-таки пользу или вред я приношу тем, что совершаю этот второстепенный обряд «с доставкой»? Может быть, человек пришел бы в храм, и там спасительная благодать Божия просветила его сердце? А с другой стороны, сколько тех, кто в такие праздники просто находится в церковном дворе и даже не заходит в храм? И какая разница, будет этот человек просто стоять в церковной ограде или просто стоять около сельского креста? Еще я подумал, что если отменю эти праздничные посещения деревень, то пострадают в первую очередь мои немощные бабушки, многие из которых очень набожны и ходили, пока могли, в храм, а теперь лишить их и этого малого утешения? Из-за чего?

Все мы в храме подходим к исполненной трапезе благодати Божией и получаем от нее дары в меру нашего подвига. Одни, суть столпы и светильники Православия, возносятся от этих даров до третьего неба и в свою очередь начинают от себя изливать потоки сладости и утешения. Другие берут гораздо меньше, но всё же насыщают свой голод и восполняют свой недостаток. Третьи только видят и знают меню на столе, но не могут вкусить в полноте, поскольку окованы греховной цепью, а она коротка и не дает приблизиться. Четвертые находятся так далеко от пира, что издали им кажется: на столе и нет ничего, зато они отлично видят третьих, которые еще не изменились под действием благодати и скованы цепями. Они отлично видят, например, меня, которому от дивных яств достаются жалкие сухие корки и который вместо научения и утешения может только прорычать в ответ или же, в лучшем случае, только рассказать о дивных дарах Божиих.

– А вы сами-то их пробовали, эти деликатесы? – Да как-то не довелось, но говорят, что они изумительны. – Ах, говорят…

Вот и стоит толпа в церковном дворе, ожидая только освящения пасх, не помышляя о том, что еще может дать Бог. Так может быть, стоит об этом самом «еще» рассказывать «захожанам»? Они пришли к Богу – и пришли не к Богу. На бытовом уровне они как будто ищут попользоваться Божиим даром «на халяву», потому что «ели хлеб и насытились» (Ин. 6: 26). Но в своем подсознании они, как дети, пришли во двор Отчий в поисках мира и любви для своих измученных душ и семей, в поисках смысла своего обезличенного бытия. Может быть, стоит смотреть не на их внешнее обрядо-язычество, а на инстинктивный духовный поиск, который спрятан за напускной бравадой, который поистерся от суеты да пошлости?

Зачем нужны освященныя верба, кулич или свеча? Чтобы и через них действовала благодать

Да и зачем нужны освященная верба, освященный кулич, освященная свеча? Чтобы и через них тоже действовала благодать. Это-то интуитивно знает каждый «захожанин», и следовательно, приходит за ней, за благодатью, чтобы она изменила к лучшему его жизнь. Но не все знают, что в храме есть более полноводные источники благодати, супервысоковольтные провода Божией энергии, одно прикосновение к которым может запросто изменить жизнь человека. И по сравнению с «электростанцией» Причащения освященный кулич – даже не розетка в 220 вольт, а пальчиковая батарейка. Вот заброшенная тема для проповеди на церковном дворе.

Проповедь должна быть выше интеллектуальных умозрительных споров о Божием бытии. Крайне редко ведь в житиях святых можно встретить сюжет, где неверующий начинает спорить со святым о том, есть ли Бог. Потому что сам вид святого Божия угодника не оставляет сомнений в бытии Высшего Существа, под действием Которого может так измениться человек. Трудно представить, например, посетителя преподобного Серафима Саровского, который усомнится в том, что есть Бог. Точно так же сложно представить человека, который увидит праведного Иоанна Кронштадтского в Великую субботу и захочет от него не больше, чем освятить куличи. Я думаю, что при виде наполненного и преизливающегося сосуда благодати Божией любому человеку захочется и самому приобщиться этой благодати, а для этого и понести соответствующий труд, из которых отстоять на Пасхальной всенощной – дело самое нетрудное.

Проповедь наша должна быть свидетельством о небе на земле. Не о подробностях литургико-исторической традиции, а о Царстве, пришедшем уже, пришедшем в силе, об огне (см.: Лк. 12:49), который один может попалить и упразднить терзающие нас страсти, – такая проповедь не пройдет мимо ушей. Если бы я так ответил своей попутчице в машине пару лет назад – может, в этом году она сама бы просилась на пасхальную всенощную?

Если бы я много лет назад, еще далекий от Церкви, стоял в церковной ограде с куличами в корзинке и из храма вышел святой и пламенеющий Иоанн Кронштадтский и взял меня за руку и повел за собой – думаю, я не вырвал бы руки и пошел за ним… Я – совсем не пламенеющий и не святой. Из-за моего нерадения мой удел – только три корочки хлеба Божественной благодати, и лишь изредка я вкушаю нечто большее. Но в эту единственную Субботу и я хочу выйти к народу на церковный двор и сказать:

– Пойдем. Я знаю, где и как можно насытиться, – а Ночью вместе с ними подойти к Чаше.

Три корочки хлеба

В чем вы печете хлеб и вообще какими формами для выпечки пользуетесь? У меня целый ящик разных формочек, уже девать некуда, много силикона, имеются формы с антипригарным покрытием, есть просто жестяные, алюминиевые, керамические, одна стеклянная и одна стальная. И все для разных целей: в силиконе пеку кексы и торты, в антипригарных и стекле тоже в основном сладкую выпечку или запеканки, а вот хлеб – в керамической и стальной формах, иногда в литой алюминиевой. Все-таки, материал, из которого изготовлена форма, сильно влияет на то, каким получится хлеб и в особенности корочка. Кроме того, у каждой формы есть свои особенности, условия выпечки и температурные режимы, подготовка формы к выпечке и уход за ней после.

К силикону у меня отношение неоднозначные, бытуем мнение, что он при нагревании выделяет «вредные вещества» и вообще не экологичный. Вместе с тем, это очень удобные формы: к ним действительно ничего не липнет, а силикон сам по себе просто удивительный по своей универсальности материал.

Он бывает и жидким, и твердым, из него делают различные уплотнители, масла, герметизирующие суспензии и другую продукцию для машин, используют в косметологии и много где еще. В конце концов, он может быть разным и по составу и содержать кремний, бор, кобальт, хром, никель, марганец, селен, медь и другие элементы. В общем-то, в этом трудность и заключается — не известно, из чего состоят силиконовые формы и мои в том числе, поэтому я их использую при температуре не выше 220 градусов, а чаще ниже. Честно говоря, я не знаю, выделяют ли они какие вредные вещества, аналогично версии, что силикон – это ужас, есть еще одна, что силикон полностью инертен. Но так же я знаю точно, что нагревать силиконовые формы выше 220 градусов не стоит – начнут вонять, а это уже о чем-то говорит. Поэтому для выпечки хлеба, когда духовку нужно прогревать до 230-250 градусов, силикон не подходит. Хотя, справедливости ради, замечу, что я все-таки несколько раз пекла в силиконовых формах и даже недавно – в качестве эксперимента, но при довольно скромной по хлебным меркам температуре, не превышающей допустимые 220 градусов.

Хлеб был цельнозерновой, из смеси домашней пшеничной и ржаной муки, пропекся хорошо, но немного неровный по бокам, как раз из-за формы, она под весом теста немного изогнулась. В остальном же претензий ни к хлебу, ни к форме не возникло — нигде ничего не пригорело, не пристало и не расплавилось, правда, корочка оказалась какой-то не такой — не хрустящей, не звонкой, какой-то «плоской» на вкус и укус. После того, как достала из формы хлеб, даже не стала ее мыть, она и так была чистой, поэтому просто протерла влажным полотенцем. Тем не менее, советовать печь хлеб в силиконовых формах, не стану, все-таки они не предназначены для этих целей.

Моя самая любимая форма – черная прямоугольная под кодовым названием «пульман», но на самом деле не пульман (у пульмана крышка ездит на полозьях, а не просто накрывается сверху, и сплав отличается по составу).

В отличие от силикона, она очень прочная, обладает высокой теплопроводностью и теплоемкостью, очень мощная, тяжелая и еще экологически чистая, что немаловажно. Она состоит из толстой черной стали, которую немцы называют «голубой», и ее можно раскалять до самых высоких температур, на которые вообще способна разогреться домашняя духовка. С формой ничего не случится, хлеб сгорит, а форма останется. И она тоже, если правильно используется, антипригарная: если не жечь в ней тесто, хлеб из нее буквально сам выпрыгивает, главное — не начать вытряхивать раньше времени, чтобы отстать от стенок формы, поверхность хлеба действительно должна стать твердой корочкой.
Кстати, о корочке. Мне очень нравится печь в ней пшеничный хлеб, причем, и белый, и цельнозерновой, она просто идеальна для пшеничных кирпичиков. Какой же вкусный хлеб в ней получается, не передать словами! Я как-то уже воспевала корочку хлеба, испеченного в этой форме, и готова сделать это еще много раз, потому что ни в одной другой форме у меня не получалось такой чудесной восхитительной корочки! Но с этой формой нужно знать о некоторых нюансах использования. К примеру, хлеб из тяжелого плотного теста в ней нужно печь на низких температурах – до 160-170, и периодически проверять, как хлеб себя чувствует. Я как-то пекла в ней кукурузный ферментированный на безглютеновой Sekowa, причем, температуру выставляла небольшую – 180 градусов и забыла о хлебе на положенные 40-50 минут. В результате меня ждал ужас и кошмар: хлеб пригорел, намертво прикипел к форме, еле ее потом очистила и более того – после того, как очистила, пришлось заново прокалить.

Еще один нюанс: форма всегда должна быть сухой, если ее, к примеру, помыть и оставить влажной высыхать, то на ней быстро появится ржавчина, которую придется зачищать, а форму заново прокаливать. О том, до чего я довела свою черную форму и как потом спасала, можно почитать тут.

Еще одна хлебная форма, к которой я питаю нежные чувства – керамическая глазированная, немецкой фирмы Roemertopf .

Материал, из которого она изготовлена, также считается экологически чистым, ничего не выделяющим при нагревании. У нее толстые стенки, которые очень равномерно нагреваются и долго хранят тепло после выпечки, иными словами, форма довольно теплоемкая, что можно расценивать, как характерную особенность. Я в ней пеку преимущественно ржаной хлеб с большим количеством зерна и семечек, именно для такого тяжелого теста, которому нужен плавный деликатный нагрев, она подходит идеально. Даже если у вас духовка неравномерно греет, эта форма, благодаря своим толстым стенкам, равномерно отдаст тепло тесту и оно равномерно же пропечется. Пумперникель, Черный Хомяк, кукурузный на бакферменте Sekowa – все это хлеб из тяжелого, не сильно разрыхленного или «утяжеленного» большим количеством добавок теста. А в керамической форме весь этот хлеб получаются отлично и без проблем, пропекается на ура, ни на миллиметр не пристает к форме и после выпечки без усилий извлекается из нее.

Но, несмотря на простоту использования и массу преимуществ, и у нее есть пара моментов, которые нельзя упускать из виду: она хрупкая, как и любая керамика. Ей опасны перепады температур или случайные удары, ее ни в коем случае нельзя сразу после выпечки опускать под воду или просто ставить в раковину, чтоб поскорее отмыть – от перепада температур она треснет. Из-за толстых стенок хлеб в ней печется дольше обычного, в среднем на полчаса, а это немало для хлеба. Кстати, пшеничный хлеб в ней мне не очень понравился, пропекся хорошо, а вот корочка не получилась такой умопомрачительной, как в стальном черной форме. Но это я отношу скорее к особенностям — подержала бы хлеб в печи подольше, была бы и корочка.
Производители советуют эту форму перед выпечкой замачивать в воде на 20-40 минут, чтобы форма пропиталась водой. Как и любая керамика, эта имеет в стенках и дне миллионы микропор, способных вбирать воду, благодаря чему форма может сохранять влагу в течение всей расстойки, а во время выпечки испарять ее, одновременно увлажняя воздух и способствуя формированию корочки и раскрытию надрезов.

У меня есть еще одна форма, которой я иногда пользуюсь, но в последнее время все реже — литая алюминиевая Л7.

Это ностальгическая форма, в ней пеклись (да и пекутся по сей день) белый кирпичик, дарницкий, столовый и другие советские пшеничные и пшеничо-ржаные сорта-кирпичики. Перед самым первым использованием формы ее рекомендуют прокалить с маслом, чтоб на стенках остался и закрепился несмываемый антипригарный слой, и только после использовать по назначению. Я ею активно польховалась, когда не было ни стальной черной, ни керамической форм, и я уверена, у многих эта простая алюминиевая форма есть и многие с удовольствием пользуются. Чего я в ней только не пекла! И свой первый ржаной хлеб, и пшеничную сдобу, и белые тостовые, и тот же любимый столовый. Но сейчас я ее забросила — пока не наигралась обновками, пока в них пеку и не нарадуюсь.

Читайте также:  Вырезка из говядины для бутербродов и не только - пошаговый рецепт с фото. Как приготовить

А что и в чем вы печете, довольны ли своими формами, как относитесь к силикону, чего бы хотелось? Я, конечно, мечтаю о настоящем пульмане, но, в общем-то, мне и не настоящего хватает, со всеми его достоинствами. Подумывала о круглой керамической, но не люблю формовый круглый хлеб. А вот в отношении силикона и керамики для пирогов-запеканок у меня много запросов: хотелось бы и медвежат детям выпекать, и гратены красиво запекать, и вообще много чего. кстати, совсем забыла про свою силиконовую форму для торта в виде сердца. Праздник прошел, испекла бы чего. С прошедшим, что ли)

ДОСТОЙНАЯ ЖИЗНЬ НА ПЕНСИИ

Популярные статьи

Три корочки хлеба.

На любой кухне всегда образуются какие-то остатки – несъеденный вовремя хлеб, подсохший кусочек сыра, огрызок копченой колбасы, который уже не берут не только зубы, но и нож, пара сосисок, которых все равно не хватит на всех… Все это еще вполне съедобное, но… доедать, увы, уже как-то не хочется. Кстати, по подсчетам специалистов, население развитых стран выбрасывает на помойки почти треть купленных продуктов.

Давайте попробуем этого избежать. Начнем с хлеба.

Приведенные ниже рецепты – это действительно блюда из сухого хлеба с относительно небольшими добавками.

«Бедные рыцари»

Это старинное блюдо известно также как «французские гренки». По легенде, к одному рыцарю, у которого чести было гораздо больше, чем денег, неожиданно заехал король. В хозяйстве рыцаря в наличии оказались только подсохший хлеб, молоко и яйца, и для короля были приготовлены необыкновенно вкусные гренки.

«Бедные рыцари» могут готовиться в сладком (в молоко добавляют сахар или мед по вкусу), обычном или же пикантном (с добавкой в молоко соли, чеснока и перца) вариантах.

Состав: хлеб, нарезанный ломтиками, молоко, яйца (чем больше яиц, тем вкуснее, но минимум 1 яйцо на стакан молока), масло для жарки.

Приготовление. Растереть яйца до пушистой массы, влить молоко и тщательно размешать. Хлеб обмакивать в молочную смесь и жарить с обеих сторон до румяной корочки.

Чешские кнедлики с сухарями

Состав: сухой хлеб – 150 г, мука – 400 г, сало или копченая грудинка – 100 г, 1 яйцо, дрожжи – 0,5 пакетика (или 10 г свежих), молоко – 1 стакан.

Приготовление. Хлеб нарезать мелкими кубиками, подрумянить в духовке или на сухой сковороде. Грудинку нарезать мелкими кубиками, обжарить до розового цвета (по желанию к ней можно добавить мелко нарезанную луковицу). Из части муки, молока и дрожжей поставить опару. Когда она начнет пузыриться, добавить яйцо, сухари и грудинку, размешать, высыпать оставшуюся муку и замесить тесто, которое должно быть немного текучим. Вскипятить воду, посолить. Добавить 1 лавровый лист. Двумя ложками формировать из теста небольшие клецки и опускать в кипящую воду. После того как они всплывут, варить 3–4 минуты. Подавать с острыми соусами, кетчупом или салатом.

Пирожные «Баядерки»

Лучше всего готовить их из подсохших сладких булочек или прочей сдобы.

Состав: подсохший хлеб – 500 г, масло – 2 ст. л., мука – 2 ст. л., молоко – 1,5 стакана, растворимый кофе – 1 ст. л., сахар – 2 ст. л., шоколад или готовая шоколадная глазурь – 100 г, изюм, орехи, цукаты – по вкусу, ромовая эссенция для отдушки (можно заменить 1–2 ст. л. рома или коньяка).

Приготовление. Муку поджарить на масле до золотистого цвета, развести молоком, добавить сахар и прогреть до загустения. Остудить. Выложить в крем натертые на терке сухари, ромовую эссенцию, кофе, изюм, цукаты и орехи. Скатать из массы валик, нарезать его ломтиками. Дать постоять в холодильнике, чтобы пирожные стали плотнее, после чего покрыть их глазурью или растопленным шоколадом.

Сухарные оладьи

Состав: хлебные крошки (сухой хлеб, натертый на терке) – 2 стакана, молоко – 1 стакан, 1 луковица, яйца – 2 шт., масло растительное – 1/3 стакана.

Приготовление. 1/3 хлеба подрумянить на сухой сковороде до золотистого цвета. Мелко нарезанный лук слегка обжарить в масле и вынуть, а масло оставить для жарки оладий. Необжаренные крошки залить молоком и дать набухнуть. Смешать размоченные и обжаренные крошки, лук и яйца, посолить массу по вкусу и жарить, как обычные оладьи. Подавать со сметаной или как гарнир к мясу или овощам.

Салат с гренками

Варьировать его можно до бесконечности. Главное, чтобы гренки были как можно мельче и добавлены в последнюю минуту перед подачей. Ведь раскисшие гренки способны испортить вкус даже самого изысканного блюда!

Состав: сыр белый – 50 г, помидор – 1 (крупный), ломтики белого хлеба – 2–3 шт., маслины без косточек – 1/3 стакана, растительное масло, соль – по вкусу, зелень укропа (можно петрушки, лука и др.). Сыр можно заменить крутыми яйцами, укроп – обычным салатом.

Приготовление. Помидор очистить от семян и нарезать небольшими кусочками. Сыр нарезать кубиками (если он очень соленый, предварительно вымочите его в воде). Добавить рубленую зелень вместе с маслинами. Ломтики хлеба нарезать кубиками и слегка подрумянить на сухой сковороде. Дать гренкам остыть и добавить их в салат. Заправить растительным маслом или смесью масла с уксусом. Можно приготовить соус из растертой с маслом горчицы.

Суп деревенский старопольский

Одним из традиционных блюд русской кухни, особенно в жару, была тюря. Современные люди уже давно забыли, что это такое. Сухари ломали, смешивали с рубленым луком, заливали водой, солили и сдабривали растительным маслом. Блюдо весьма нехитрое, но вкусное. Предлагаемый суп, по сути, вариация тюри.

Состав: ржаной хлеб – 300–400 г, сало или грудинка – 50 г, 1 луковица, зелень (зеленый лук, укроп, петрушка) – по вкусу, вода – 1 л.

Приготовление. Хлеб нарезать небольшими кубиками. Грудинку нарезать мелкими кубиками, вытопить жир. Добавить мелко нарезанный лук, обжарить до начала потемнения лука, добавить хлеб и жарить все вместе еще 2 минуты. Выложить хлеб в тарелки, густо посыпать нарезанной зеленью и залить крутым кипятком. Подавать немедленно.

Торт из бородинского хлеба с яблоками

Состав: крошки бородинского хлеба – 2 стакана (если есть только обычный черный хлеб, можно добавить в него корицу и немного больше сахара), сахар – 1 стакан, хорошо разваривающиеся яблоки (антоновка или летние сорта типа белого налива) – 2–3 шт.

Приготовление. Крошки смешать с сахаром (по желанию можно добавить 50 г сливочного масла). Высыпать половину в смазанную маслом сковороду, выложить сверху нарезанные яблоки, а потом – оставшиеся крошки. Плотно прижать. Выпекать в духовке при 180 °C 30–40 минут.

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Три корочки хлеба

Священник Сергий Бегиян

Конец Великого поста – время тяжкое. Особенно для священства. Много богослужений, приходские дела, организационные вопросы – всё сливается в один сплошной комок суеты, напряжения, недосыпания и усталости. И если бы не благодатная помощь Божия, которую на себе в трудную минуту ощущает каждый христианин, то никто из духовенства не выдержал бы этой нагрузки. У мирян всё тоже не проще. Предпраздничная уборка, готовка: она даже в минимальном варианте всё равно отнимает время и силы; важнейшие службы в храме, которые не хочется пропускать, да и работу не бросишь…

Зная всё это, я нередко говорю с амвона, что лучше на Пасху ограничиться бутербродами, но есть их в спокойствии духа и умиротворении, чем сидеть за роскошным столом и ощущать в сердце странную пустоту загнанного зверя. Поэтому все большие дела должны оканчиваться до Великого четверга. Должны… но почему-то никак не оканчиваются.

«Трапеза полна – насладитесь все», – зовет нас святитель Иоанн Златоуст. И мы все на нее приходим. Вот только вкушаем все по-разному.

Кажется, это прописные истины, но каждый раз переживаешь всё заново.

В чем заключается наслаждение «пиром веры»? Наверное, в теснейшем соединении с Господом Иисусом Христом, которое видимо совершается в таинстве Святого Причащения, а невидимо ощущается в сердце. И соединение это бывает ответом на индивидуальные усилия, которые каждый человек совершает ради Бога.

И когда на Пасху храм и площадка около храма наполняется толпой людей, ищущих вроде бы не соединения с Господом, а самого малого – освятить свои пасхальные приношения – ох, какое тогда искушение оттолкнуть их в своей «благочестивой ревности». «Захожане» – так с чьей-то легкой руки мы дружно зовем их. Мы терпеливо ждем, пока их духовные нужды иссякнут, где-то к часу ночи толпа разойдется, и община в своем постоянном составе вознесет молитву Господу и Творцу всяческих. Мы, пастыри, с амвона ревностно обращаемся к ним, призываем их увидеть в Церкви не только «кооператив» по освящению вербы или куличей, а «полную трапезу», на которой преподается истинный Хлеб Жизни… Я и сам не раз это делал. И это правильно, мы ведь поем в Вербное воскресение: «И мы, яко отроцы, победы знамения носяще, Тебе Победителю смерти вопием: “Осанна в Вышних, благословен Грядый во имя Господне”»… То есть ваия, или верба в наших широтах, – это не что иное, как знамение победы. Знамение – это не значок какой-нибудь, а боевой стяг, – поэтому мы его и освящаем, как воинское знамя. Кто может носить знамя? Тот, кто участвовал в войне. Кто боролся, а не «косил» от призыва. А тут приходит какой-нибудь дядька, который за весь пост лба не перекрестил, – и туда же: знамение победы нести! Это то же самое, что доверить нести полковой флаг какому-нибудь красавчику из глубокого тыла, который не только канонады не слыхал, но кому вообще до лампочки была вся война…

Такой же непростой смысл и в освящении «брашна мяс» на Пасху. Христианин весь пост не вкушал скоромного, подвизался вместе с Церковью, и вот в конце поста он просит у Господа позволения разрешить пост, благополучно окончить телесное воздержание, чтобы вкушение скоромного было «благословенным». И тут же рядом с ним человек, который не то чтобы не мог, но даже и не хотел утеснять свое чрево, для которого поста как бы и не было, – и он тоже стоит и просит благословения на вкушение скоромного. Логика, где ты?

Всё это меня всегда возмущало до глубины души. И если первое время я пытался объяснить всем второстепенность одного и важность другого, то со временем, натыкаясь на недоуменные взгляды, мои руки всё более опускались. Бывает, некоторые мои «захожане» стоят и показывают своим видом: «Давай, поп, заканчивай лекцию и начинай свое дело!» И начинаешь…

Но сегодня мне стало так жаль моих бедных «захожан». «Трапеза» ведь полна и «телец упитан» – неужели лишь малое стадо его отведает? Почему-то мне вспомнился детский фильм «Буратино»: помните сцену в таверне? Базилио и Алиса заказали целую кучу разнообразных яств, но глупенький Буратино берет себе только три корочки хлеба.

Так и мы приходим в храм, где Господь желает теснейшим образом соединиться с каждым из нас, и каждый по мере своей веры причащается Божественной благодати, которая дает ему в праздник истинное наслаждение. И чем меньше времени в храме мы проводим в эти святые дни, чем меньше отдаемся Богу в молитве, чем меньше работаем Ему – тем меньший кусок нам достается на этом пире.

И вот люди приходят, иногда и не заходя в храм, только чтобы получить освящение своих приношений и даже не узнать: а что же там, внутри (не только храма, но и православной веры)? Они толкутся в прихожей шикарного бесплатного ресторана, чуют носом запах прекрасных и диковинных блюд и не хотят войти и насытиться неизреченных благ. И всё, что они себе оставляют в снедь, – только буратиновские три корочки хлеба…

Как-то на Страстной неделе случилось мне ехать из районного центра в свою деревню. По дороге подобрал знакомую, уже немолодую женщину из деревни моего прихода. Она спросила у меня, приеду ли я в этом году освящать их пасхи. Дело в том, что многие села достаточно удалены от населенного пункта с храмом, и пожилым немощным людям затруднительно попасть на богослужение. Поэтому периодически я их навещаю: чтобы пособоровать, исповедовать, причастить, отслужить молебен или панихиду. В числе всего прочего я также освящаю в Великую субботу их пасхальные «брашна». Даже такая краткая молитва зажигает их лица пасхальной радостью, ведь большая часть из них с трудом может дойти от своего дома до середины деревни, где установлен крест, не говоря уже о поездке в церковь. Однако на эти молебны стало всё больше приходить и таких людей, которым не составляет большого труда добраться до храма и помолиться на службе. И для них моя вынужденная мера стала лишь возможностью легкого решения одной предпасхальной «проблемы». Как раз такая женщина и подсела в мою машину.

Читайте также:  Бутерброд в лаваше - пошаговый рецепт с фото. Как приготовить

Узнав, что в этом году всё будет, как обычно, она немного помолчала и поделилась со мной своими мыслями:

– А я думаю, батюшка, чем стоять всю ночь (то есть на Пасху), так лучше вот так днем освятить яйца, да и всё.

«Далее всё было, как взрыв гранаты», – так, помнится, писал Эдуард Асадов. Вообще высказывания в таком духе, которые в богословском осмыслении можно приравнять только к кощунству, всегда вызывают у меня бурю в душе. В моей южной крови сразу включается память предков, я хватаюсь за словесный кинжал и начинаю рубить во все стороны. В подобной ситуации всё, что меня может удержать, – это понимание, что такое высказывание спровоцировано банальным невежеством, а не хамством. Я уже знал свою пассажирку не первый день, это ее и спасло от «праведного» гнева. Я лишь глухо прорычал ей в ответ:

И больше ничего не сказал. Я ехал и думал: все-таки пользу или вред я приношу тем, что совершаю этот второстепенный обряд «с доставкой»? Может быть, человек пришел бы в храм, и там спасительная благодать Божия просветила его сердце? А с другой стороны, сколько тех, кто в такие праздники просто находится в церковном дворе и даже не заходит в храм? И какая разница, будет этот человек просто стоять в церковной ограде или просто стоять около сельского креста? Еще я подумал, что если отменю эти праздничные посещения деревень, то пострадают в первую очередь мои немощные бабушки, многие из которых очень набожны и ходили, пока могли, в храм, а теперь лишить их и этого малого утешения? Из-за чего?

Все мы в храме подходим к исполненной трапезе благодати Божией и получаем от нее дары в меру нашего подвига. Одни, суть столпы и светильники Православия, возносятся от этих даров до третьего неба и в свою очередь начинают от себя изливать потоки сладости и утешения. Другие берут гораздо меньше, но всё же насыщают свой голод и восполняют свой недостаток. Третьи только видят и знают меню на столе, но не могут вкусить в полноте, поскольку окованы греховной цепью, а она коротка и не дает приблизиться. Четвертые находятся так далеко от пира, что издали им кажется: на столе и нет ничего, зато они отлично видят третьих, которые еще не изменились под действием благодати и скованы цепями. Они отлично видят, например, меня, которому от дивных яств достаются жалкие сухие корки и который вместо научения и утешения может только прорычать в ответ или же, в лучшем случае, только рассказать о дивных дарах Божиих.

– А вы сами-то их пробовали, эти деликатесы?

– Да как-то не довелось, но говорят, что они изумительны.

Вот и стоит толпа в церковном дворе, ожидая только освящения пасх, не помышляя о том, что еще может дать Бог. Так может быть, стоит об этом самом «еще» рассказывать «захожанам»? Они пришли к Богу – и пришли не к Богу. На бытовом уровне они как будто ищут попользоваться Божиим даром «на халяву», потому что «ели хлеб и насытились» (Ин. 6: 26). Но в своем подсознании они, как дети, пришли во двор Отчий в поисках мира и любви для своих измученных душ и семей, в поисках смысла своего обезличенного бытия. Может быть, стоит смотреть не на их внешнее обрядо-язычество, а на инстинктивный духовный поиск, который спрятан за напускной бравадой, который поистерся от суеты да пошлости?

Да и зачем нужны освященная верба, освященный кулич, освященная свеча? Чтобы и через них тоже действовала благодать. Это-то интуитивно знает каждый «захожанин», и следовательно, приходит за ней, за благодатью, чтобы она изменила к лучшему его жизнь. Но не все знают, что в храме есть более полноводные источники благодати, супервысоковольтные провода Божией энергии, одно прикосновение к которым может запросто изменить жизнь человека. И по сравнению с «электростанцией» Причащения освященный кулич – даже не розетка в 220 вольт, а пальчиковая батарейка. Вот заброшенная тема для проповеди на церковном дворе.

Проповедь должна быть выше интеллектуальных умозрительных споров о Божием бытии. Крайне редко ведь в житиях святых можно встретить сюжет, где неверующий начинает спорить со святым о том, есть ли Бог. Потому что сам вид святого Божия угодника не оставляет сомнений в бытии Высшего Существа, под действием Которого может так измениться человек. Трудно представить, например, посетителя преподобного Серафима Саровского, который усомнится в том, что есть Бог. Точно так же сложно представить человека, который увидит праведного Иоанна Кронштадтского в Великую субботу и захочет от него не больше, чем освятить куличи. Я думаю, что при виде наполненного и преизливающегося сосуда благодати Божией любому человеку захочется и самому приобщиться этой благодати, а для этого и понести соответствующий труд, из которых отстоять на Пасхальной всенощной – дело самое нетрудное.

Проповедь наша должна быть свидетельством о небе на земле. Не о подробностях литургико-исторической традиции, а о Царстве, пришедшем уже, пришедшем в силе, об огне (см.: Лк. 12:49), который один может попалить и упразднить терзающие нас страсти, – такая проповедь не пройдет мимо ушей.

Если бы я так ответил своей попутчице в машине пару лет назад – может, в этом году она сама бы просилась на пасхальную всенощную?

Если бы я много лет назад, еще далекий от Церкви, стоял в церковной ограде с куличами в корзинке и из храма вышел святой и пламенеющий Иоанн Кронштадтский и взял меня за руку и повел за собой – думаю, я не вырвал бы руки и пошел за ним… Я – совсем не пламенеющий и не святой. Из-за моего нерадения мой удел – только три корочки хлеба Божественной благодати, и лишь изредка я вкушаю нечто большее. Но в эту единственную Субботу и я хочу выйти к народу на церковный двор и сказать:

– Пойдем. Я знаю, где и как можно насытиться, – а Ночью вместе с ними подойти к Чаше.

Хлеб с Ларой «Три корочки хлеба»

Анонс

Я очень люблю хлеб… не надо нам пирожных! И буду рада, если смогу кого-то «заразить» своей любовью к хлебу.

О блюде:

Хлеб всегда и везде – завтрак, обед, ужин, перекус, пикник

Время активной готовки:

Время пассивной готовки:

Готовим вместе

Домашний хлеб — это такое дело: или попробовал и пропал, завяз по уши… или — не пробовал, потому как боязно и страшно. Я пропала! И давно уже! Люблю только домашний хлеб…


Какой-то он совсем «хлебный-хлебный», ничего лишнего, а только «хлебный дух»… А корочка! «Трещаще-хрустящая» до такой степени, что оглохнуть можно!
Очень хорош!
Как говорено было — просто и бюджетно, но выпечка хлеба — это искусство, а как известно, «служенье муз не терпит суеты», хлеб требует внимания и любви. Ну живое это дело — тесто… ну святое это дело — хлеб… Без терпения и любви никак!
Ну и сложностей никаких — тем более я постараюсь всё по полочкам — в надежде ещё кого-то заразить «бациллой хлебопечения»!


Кто с Ларой? Печь домашний хлебушек ДА с корочкой?

Что потребуется? ВРЕМЯ и ЛЮБОВЬ — было уже сказано!
Кроме того, ещё ЗАВАРКА, ОПАРА и ТЕСТО — вот эти «три белых коня», на которых ускачем в сказку по имени «домашняя хлебопекарня».

ЗАВАРКА готовится из

— 50 г муки пшеничной;
— 200 г воды.

Готовится «лёгким движением руки»:

— продукты взвешиваются и смешиваются;
— помешивая, доводим смесь до 63°.

Стоп, стоп, стоп… без паники! Не надо градусника, если его у вас нет! У меня есть, но и не пользуюсь…

Совет от Лары — при температуре около 63° из смеси образуется «киселик». ФФФсё!

Оставляем в тепле на 3 часа. Температура около 30° — подойдёт любой источник тепла: элементарно, Ватсон, — и грелка…

Пока все готовится вы можете почитать другие Быстрые рецепты на нашем сайте!

Вот заварка и готова.

ОПАРА готовится из

— 200 г муки пшеничной;
— 200 г воды;
— 4 г сухих дрожжей
и заварки.
*** Я использовала свежие дрожжи около 12-15 грамм.

Смешать все продукты — и ставить для брожения на 3 часа в тепле.

Совет от Лары: я свежие дрожжи никогда «не активирую», потому как свежие дрожжи УЖЕ активые!
По совету великого французского хлебопёка Ришара Бертине я их растираю с мукой в крошку — осечек не было никогда!
И никогда не стремитесь использовать больше дрожжей, чем положено — это только ухудшит вкус и качество хлеба.

ТЕСТО готовится из

— 250 г муки;
— 8 г соли;
— 5 г сахара;
— 8 г растительного сала — я не знала, что это такое и взяла СМАЛЕЦ!
— по рецепту от 0 до 50 г воды (но у меня она оказалась лишней, не надо мне было брать воду!)

Тесто вымешать с опарой до хорошего развития клейковины.

Совет от Лары — как определить, готово ли тесто к расстойке?
1. Тесто с хорошо развитой клейковиной сбивается в колобок;
2. Тесто отстаёт от стенок мисочки.
3. Тесто «тянется» — если замес в кухонном комбайне (ой, как хочу. никто не дарит…) — так вот в кухонном комбайне тесто можно вымешать так, что оно будет растягиваться до прозрачной эластичной плёнки. Разуеемтся, будет тянуться, если его потянуть!

Я вымешиваю миксером с 2 насадками — в этом случае тесто можно вымешать до состояния «тягучести жевательной резинки». Прошу большого пардону за некомильфо — в приличном-то обществе!
Руками вымешивать надо будет долго и тяжело — так что какой-нить «бетоно-замешивательный девайс» на кухне подойдёт как кулак на глаз!

Тесто надо оставить на РАССТОЙКУ — на 1,5 часа.

ФОРМОВКА — предлагалось сформовать хлебушек для формы «кирпичик» свив булочку из 2 жгутов. Я не «вила» — в силу того, что я много воды бухнула, тесто было слегка мягковато для витья… Просто выложила в форму кирпичиком.

Оставить на окончательную расстойку — хлеб должен подняться в 2-2,5 раза.

Совет от Лары — часто в рецепте пишут «расстойка 30 минут». Именно из-за этого я в течение десятилетий не могла научиться печь… Тесто — оно живоe, и как оно растёт, зависит от многих переменных… время — одно из многих этих переменных.
Ориентир того, что изделие готово к выпечке — это его ОБЪЁМ!
Подошло в 2-2,5 раза — готово…

Печь предварительно нагреть до 220-240°.
Выпекать до готовности — цвет у хлеба ярко-золотистый. Если его похлопать по-товарищески по плечу… то бишь по донышку — он ГЛУХО отзовётся!

Остудить готовый хлеб на решётке.

Нарезать острым ножом и есть остывшим.

Совет от Лары — что корка трещала, то не храните хлеб в закрытой ёмкости, просто заверните его в красивое полотняное полотенечко!


ХЛЕБ да СОВЕТ вам — в каждом доме!

Рецептов хлебов у нас на сайте предостаточно!

Писала для вас Laralaram — from Germany with love!

Комментарии к записи ” Хлеб с Ларой «Три корочки хлеба»”

Как сделать румяную корочку у хлеба. Сделайте четыре заготовки хлеба, каждую в своей форме для выпекания. Пометьте каждую форму при помощи маркера — «Ж» будет значить корочку с желтком, «Б» — с белком, «М» — с молоком, а «С» — со сливками.

Я мечтаю о хлебопечке, но проводка слабовата. Попробую Ваш рецептик. Глядишь никакой хлебопечки не надо будет)))

Ой, а я такой же «дурной» фанат домашнего хлеба…уже насобачилась его печь так, что ни в одной «panetteria» (частный магазинчик где пекут и продают в Италии хлеб) я не нахожу подобный по вкусу

Давно, давно, еще в Хабаровске я пекла домашний хлеб, вспоминаю, что в первый раз закваску мне дала подружка, а потом я ее оставляла для другой порции хлеба, потом это увлечение закончилось. Уже не помню почему, то ли закваска умерла, то ли что. Даже две формы для хлеба были. А здесь ты используешь дрожжи. Может попробовать? Только я ржаной хлебушек уважаю, ты может и рецептик знаешь, Ларочка?

Олюшка, конечно, сделаем… просто РЖАНОЙ и ЗАКВАСКА — совершенно другая технология. Но есть желание — будет и хлеб!

Умничка, ты моя, буду ждать твой рецептик

Солнце, на той неделе… ращу закваску… хай подрастёт!

Рецептов хлебушка много не бывает.
Но этот — особенно привлекателен.
Спасибо, девочки!

Воздушный получился у вас. Да это искусство печь хлеб.

Я хлеб кушаю редко, если только выпечка и с утра. А это и как раз подходит под домашнюю выпечку. И откусить не отказалась бы))

…как я люблю иногда выразиться: «чего-то хочется…, но точно не хлеба…»)))))))

Давно увлекаюсь домашним хлебом.Но про заварку слышу впервые .Логика,конечно,в этом есть.Попробую.

Каждый раз, когда заходу к Вам в гости, душа радуется — такое съестное изобилие. Долой диеты! Готовым вкусный, мягкий, хрустящий хлебушек к … очень большой выбор на этом сайте. Спасибо Ларисе.

Какой красивый хлебушек получился! А запах наверное обалдеть! Лора, у тебя наверное на весь подъезд запахи от таких вкусностей!

Ссылка на основную публикацию